11:58 

Мини с ФБ-13

Название: Перелом
Автор: Layne
Бета: Лисо Абисс, анестетик
Гамма: Sylenth
Артер: Sylenth
Размер: мини, 1909 слов
Пейринг/Персонажи: 20YB!Марс, 20YB!Милки Вэй, ОМП
Категория: джен
Жанр: дэсфик, драма
Рейтинг: R
Краткое содержание: Люди меняются по разным причинам. Марс готов на всё ради брата.
Примечание/Предупреждения: Мафия!АУ, смерть второстепенного персонажа. К фику имеется иллюстрация.



Всё небо было затянуто тяжёлыми, словно налитыми свинцом тучами. Мокрый асфальт блестел в свете фонарей. По тротуарам тянулся бесконечный поток разноцветных зонтов. Люди спешили скрыться от ливня, торопились домой после рабочего дня, забегали в магазины. Обычная жизнь обычных людей, занятых своими делами. И, как обычно, им было плевать на то, что их не касается. Плевать, что в проулке между двумя магазинами дерутся трое подростков. Один, повыше и явно массивнее, впечатал кулак в живот черноволосого пацана, откинув его к забору. Люди отворачивались, проходили мимо переулка, предпочитая делать вид, что ничего не видят.
Равнодушные слепцы.
Металлическая сетка больно впилась в спину. На ней и так уже живого места не было, а тут ещё и это. Марс оттолкнулся руками от забора, отстраняясь, нельзя позволять себя зажимать в угол, так наверняка убьют. Холодный блеск металла резанул глаз. Марс едва успел пригнуться, кастет просвистел над его головой. Это был шанс. Пока противник не успел перегруппироваться после замаха, он рванул вперёд, сшиб этого вертлявого с ног, с размаху врезал в солнечное сплетение, прибивая к асфальту и вышибая весь воздух из лёгких. И из-за этого не успел отклониться. Удар ногой в бок свалил его на мокрый асфальт. Футболка окончательно промокла, а от удара головой перед глазами расплывались цветные пятна. Как же… Как же чертовски сложно драться против двоих противников сразу! Вырубить бы как-нибудь одного…
– Ах ты, сука! Получай!
Огромный, выше Марса головы на две, бритый детина отвесил ему ещё один пинок. Марс едва успел перегруппироваться, подтянув колени к груди, закрыл ими живот. Уж лучше пусть пострадают ноги. От удара тяжёлым ботинком хрустнула кость. Только бы не сломалась.
– Блядь… – процедил сквозь зубы Марс, не сумев сдержаться – так было больно.
От следующего удара он ушёл чудом, успел вовремя перекатиться в сторону. Под рукой оказалось что-то стеклянное. Бритый явно не ожидал, что пацан сможет так быстро подскочить и с размаху опустить бутылку ему на голову. Осколки сверкающим дождём осыпались в лужу. Только этот лоб не упал вслед за ними: покачнулся, с каким-то удивлением тронул голову. Увидев на пальцах собственную кровь – на его голове теперь было несколько глубоких порезов – он взбесился ещё сильнее. И в следующую секунду Марс задохнулся, отлетев назад и чуть не упав. Дыхание от такого удара по рёбрам сбилось, и никак не получалось вдохнуть. В ушах шумела кровь, и окружающий мир начал куда-то уплывать. Только бы не отключиться, иначе он точно останется в этой подворотне навечно. Нельзя, ведь дома…
Следующий удар кулаком отшвырнул его к стене. Выступающие кирпичи больно впились и в без того пострадавшую спину, кажется, он даже содрал там кожу. Теперь саднило.
– Давай, бей его! Уеби гада! – где-то сбоку раздался голос вертлявого. Быстро очухался, скотина. – Давай быстрее, копы в любой момент заявятся!
– Сейчас, – бритый ухмыльнулся и сдавил шею Марса. Тот не успел отдышаться, не успел прийти в себя, чтобы дать отпор. А воздуха уже стало не хватать. Пальцы давили на шею, сминая трахею, пережимая артерии. Шум в ушах стал громче, перекрывая все остальные звуки. Марс сжал кулаки ещё крепче, собираясь ударить, выбить зубы у бритого к чёртовой матери, чтобы харкал кровью и выплевывал зубы. И в одной руке он до сих пор сжимал «розочку». Как же хорошо, что он не выпустил ее из рук после удара. Осталась такая мелочь.
Марс захрипел, закатив глаза, старательно изображая близкую смерть, пусть противник расслабится. Тот и расслабился, торжествующе ухмыльнулся.
– Смотри, мелкий уёбок щас сдохнет!
Да, конечно, разбежался. Марс не стал больше тянуть время, рванулся вперёд, взмахнув рукой. Глубоко вонзил осколок бутылки в сжимавшую его горло руку и резко провёл от себя, распарывая и рубашку, и кожу. Брызнула кровь, заляпав и руку Марса, и асфальт.
– Да твою же мать! – взвыл бритый, отшатнувшись, прижимая к себе руку. Рукав его рубашки моментально пропитывался кровью. Порез был глубоким, в нём даже застряли мелкие осколки. Наверное, повезло попасть в вену.
Вдох, выдох, восстановить за несколько секунд дыхание, как учили. Наконец-то горло ничто не сжимает. Ещё пара вдохов – и Марс бросился на бритого, крепко сжимая в руках осколок бутылочного горлышка.
– Эта гадина мне всю руку разрезала! – заорал детина, отшатываясь от Марса. Тупой противник, опасен только тем, что сильно физически развит. Не в состоянии даже в критической ситуации собраться и напасть. Ну и что, что рука теперь недееспособна.
Вертлявый раздражённо цыкнул и снова атаковал. Кастет зацепил плечо Марса, распоров куртку, по руке потекла кровь. Кровь, опять кровь… Её сегодня чертовски много!
Марс ушёл в сторону, чуть не поскользнулся в луже, едва успел уцепиться за стену, чтобы не потерять равновесия. А потом напал. Надо быстрее было вывести из строя этого противника, пока бритый пытался перетянуть свою руку обрывком рубашки. Но он оказался рядом быстрее, зашёл за спину, Марс едва успел обернуться, резко взмахнув рукой…
В лицо брызнула кровь. Обжигающе горячая после ледяного дождя. Она залила глаза, окрашивая весь мир в алый. Осколок бутылки выскользнул из ослабевших пальцев и с оглушительным звоном рухнул на асфальт. Из мира сразу исчезли все звуки. Марс застыл и только и мог смотреть, как вертлявый хватал ртом воздух, тараща глаза и стремительно бледнея. Пытался зажать ладонями шею, сквозь пальцы сочилась кровь из распоротого горла. Слишком, слишком много крови. Она стекала по ветровке, джинсам, капала на землю, расплываясь красноватыми, почти чёрными пятнами. А ещё вертлявый жутко хрипел, отчаянно пытаясь глотнуть воздуха, но вместо него вдыхал кровь из рассечённой трахеи, задыхаясь ещё сильнее, и по-рыбьи шлёпал губами, не веря, что всё кончено, что он умирает.
– Блядь, ты что... ты убил его! – этот возглас бритоголового вывел Марса из ступора. Он шарахнулся в сторону, обернулся. Но никто не спешил на него нападать, бритый убегал из подворотни, прижимая к себе искалеченную руку. А за спиной раздался глухой удар – вертлявый рухнул на асфальт. Подёргался ещё пару секунд, разбрызгивая во все стороны кровь и скопившуюся в выбоинах дождевую воду, и затих.
Марс, чувствуя себя как во сне, медленно обернулся. И столкнулся взглядом с широко раскрытыми глазами. Он уже помутнели и больше никогда не увидят скопившиеся над городом тучи, пусть и смотрят прямо на них. Синие окровавленные губы слишком отчётливо выделялись на белом лице. А ниже всё было алым, и сквозь прижатые к шее пальцы проглядывали края рваной раны.
Марс попятился назад, прочь из подворотни. Сердце гулко стучало в груди, а в голове воцарилась звенящая пустота. Он убил… Убил человека. Перерезал горло…
Где-то вдали завыла сирена. Может, совпадение, а может… Марс вздрогнул, рванул к забору, перелез через него, неловко приземлившись и кулём свалившись на землю – подвернулась избитая нога. Теперь он был весь в грязи. Но плевать. Просто плевать. Главное – выбраться отсюда побыстрее, пока не засекли копы. Единственная радость, что это была его территория, и он знал эти подворотни как свои пять пальцев. Зря эти уроды напали на него здесь. Решили вывести из строя, припугнуть, пока он был один, без своих ребят. Ублюдки. Что ж, один из них его точно больше никогда не побеспокоит.
Марс споткнулся и едва не упал. Голова кружилась, перед глазами стояло перекошенное лицо со вторым ртом на горле, толчками бьющая кровь. Господи, кровь, у него же всё лицо в крови… Марса замутило, он остановился и опёрся рукой на стену. Нет, нельзя идти домой в таком виде – единственная разумная мысль, оставшаяся в его голове. Он поднял голову и наткнулся взглядом на железную дверь – служебный вход в местную забегаловку. Надо же, ноги сами привели, куда нужно.
Он дёрнул на себя дверь и оказался в тускло освещенном коридоре. К счастью, он был пуст. Марс, пройдя вперёд несколько шагов, почти сразу увидел дверь туалета и буквально ввалился внутрь, заперев за собой дверь. И тогда уже не выдержал – словно отключенные до этого момента чувства навалились на него одним бушующим потоком. Он сполз на грязный, покрытый дешёвым кафелем пол, цепляясь за раковину. Его била крупная дрожь, причиной которой был далеко не холодный ливень.
Он совершенно не был к этому готов.
Он не хотел. Он всего лишь защищался, его зажали в угол. Они первые начали.
Жалкие оправдания ворохом крутились в голове, не принося никакого облегчения. Как вообще можно оправдать такой поступок?
Он всё равно убил. Это мёртвое лицо теперь преследовало его, появлялось сразу же, стоило лишь закрыть глаза. Чужая кровь на лице жгла, как огонь.
Марс с трудом поднялся, держась за раковину. Выкрутил кран с холодной водой, сунул под него голову. Холодная проточная вода чудесным образом вернула мыслям немного трезвости, боль чуть поутихла и уже не было потёков крови на виске. Он поднял голову. Из зеркала на него смотрел грязный избитый подросток. С глазами убийцы.
Марс едва подавил крик и почувствовал, как желудок снова подпрыгнул к горлу. Он едва успел склониться на унитазом. Его вывернуло наизнанку, руки задрожали ещё сильнее, голова раскалывалась на части. Всё, во что он верил, осыпалось прахом. Убийца. Почти уголовник. И это уже ничем не оправдать и не исправить.
Он не знал, сколько времени провёл в этом туалете – казалось, что вечность. Словно в тумане привёл себя в порядок, перевязал руку платком, кое-как счистил грязь с одежды, и вышел обратно на улицу. Снаружи по-прежнему шёл проливной дождь. Уже почти стемнело, и людей по пути встречалось мало; впрочем, Марс ничего этого не замечал, передвигая ноги на автомате. Вся дорога домой слилась для него в одно смазанное серое пятно, прерываемое лишь красными всполохами боли. Нога ныла и предательски подворачивалась, глубокий порез на плече воспалённо пульсировал и горел. Надо будет дома продезинфицировать. Дома… Как можно возвращаться домой после такого? Марс не знал. Но всё равно упрямо шёл вперёд. Дома можно будет отлежаться, подумать, зализать раны. Дома его ждут…
Он смог открыть дверь только с третьего раза, из дрожащих рук постоянно выскальзывали ключи, и он никак не мог попасть в замочную скважину.
– Марс, Марс, ты вернулся, ну наконец-то!
Из комнаты выбежал Милки, приподнял надетую на голову коробку, сияющими глазами глядя на старшего брата.
– Марс, смотри, я космонавт! Гляди, какой я шлем себе сделал!
Прилепленная на пластилин к коробке проволочка качалась из стороны в сторону от каждого прыжка ребёнка. Ну надо же, антеннка…
– Ух ты, здорово вышло, – Марс выдавил из себя улыбку, стягивая промокшую куртку. Ну и что, что сил совсем нет, нельзя позволить Милки заподозрить, как ему плохо. Повезло, что на улице такой ливень – до сих пор бившую его дрожь можно было списать на холод.
– Марс! Марс, смотри, а тут я нарисовал, как приземлился на Луну! – Милки, едва не подпрыгивая от возбуждения, потряс изрисованными цветастыми каракулями листиками. Надо будет купить ему ещё карандашей… – А вот это моя ракета! Я потом ещё сделаю модель…
– Очень красиво, молодец, – Марс улыбнулся чуть смелее, потрепав брата по плечу. А тот, сияя, как начищенный чайник, схватил его за руку и потянул в единственную небольшую комнату.
– А я тебе тоже шлем сделал! Ты же поиграешь со мной в космонавтов, правда? Ты ещё вчера обещал, – немного неуверенно добавил он.
Словно ставшие свинцовыми ноги подкашивались, а глаза норовили закрыться сами собой. Чёртово плечо, кажется, распухло до невообразимых размеров. Упасть бы на кровать и проспать как минимум сутки.
– Конечно поиграю, – кивнул Марс, а глаза Милки засияли от счастья ещё ярче, и улыбка стала ещё шире, хотя непонятно, куда уж дальше. Но от неё в этой бедной и серой комнате становится светлее.
Марс тяжело опустился на диван. Рёбра тут же с готовностью отозвались резкой болью. Нога заныла с новой силой, а плечо жгло при малейшем движении. Милки, к счастью, не замечает и увлечённо докрашивает Марсу шлем из коробки.
Нет денег, чтобы купить нормальные игрушки. Нет, чтобы жить в нормальной квартире, а не в этой комнатушке у чёрта на рогах. Но Марс всё равно улыбнулся перед тем, как Милки торжественно надел ему на голову шлем. Ради брата он готов хоть искупаться в море крови. Он не позволит ему снова голодать. Постарается подарить нормальное детство, насколько это возможно. А если придётся убивать… Что ж, это небольшая цена за эту улыбку и подаренное тепло. Марс тихо выдохнул – больно стягивавший грудь невидимый жгут растворился, уступив место холодной пустоте.
Приоритеты расставлены.

@темы: ФБ-13, Мини, Милки Вей, Мафия!АУ, Марс, Драма, Джен, Артер: Sylenth, Автор: Layne, R, Фанфики

URL
   

Архив Ассорти

главная