15:22 

Hазвание: Ограбления и кокосы
Автор: Рина Ли
Бета: Накайра, На-самом-деле-Гость
Размер: миди, ~4100 слов
Пейринг/Персонажи: Марс/Баунти, Натс/Сникерс.
Категория: гет, слэш.
Жанр: экшн, романс.
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: немного мата
Краткое содержание: Немного о вечных конфликтов полицейских участков и совсем чуть-чуть любви.
Дисклеймер: Конфеты и марки принадлежат своим правообладателям.

Утро в небольшом полицейском участке начиналось обыденно.
— Эй, ребята, какие новости? — весело поинтересовался Сникерс, влетая в дверь. — Что там с нашей красоткой Коко?
— Очередное ограбление, — сообщил Натс, отвлекаясь от утренней газеты. — На этот раз в доме Ферреро, украла у Гардена какую-то фамильную хрень, он разозлился, и каким-то образом это попало во все газеты. Фото полуобнаженного Гардена прилагается, — он прикрыл глаза ладонью в крайне красноречивом жесте.
— Ничего себе, — присвистнул Сникерс. — Хороша красавица. Что шеф говорит?
— Говорит, что, если мы дадим в очередной раз обвести себя вокруг пальца этой бабе, цитирую, он наши кишки пустит на бечёвки для бумаг, все равно заканчиваются, — встрял Кит Кат.
Сникерс только тяжело вздохнул. Марс редко бросал слова на ветер.
Коко была известной — или, скорее, популярной — авантюристкой, которая за последний месяц ограбила шесть богатейших домов города. Каким-то образом руководить этим делом поставили шефа небольшого полицейского участка — Марса, но никто из вышестоящего начальства и не думал, что дело приобретет такой оборот. Марс старался оправдать доверие изо всех сил, но пока не очень-то получалось: Коко была слишком хитрой и ловкой. Кроме того, постоянно ползли слухи о том, что она связана с одним из самых влиятельных бизнесменов, неизвестно только, с кем именно.
Но у Марса, пожалуй, были свои причины ненавидеть эту женщину. После пары удачных дел она завела дурацкую привычку отправлять лично ему — откуда только узнала адрес? — письма с предупреждениями о последующих делах. Обычно в очень самоуверенной форме. Марс тихо бесился — для него теперь поимка Коко была делом чести, но проклятая авантюристка раз за разом выигрывала у него, уходя буквально из-под носа и не оставляя никаких зацепок.

— Нет, никаких новостей по поводу вашей статуэтки не появилось, синьор Ферреро, — устало повторял Марс Гардену, который звонил в очередной раз. — Да, мы обязательно сообщим вам, как только появятся какие-то новости. Да, у нас абсолютно бездарные и ленивые сотрудники. Да, я понял, вы добьётесь, чтобы нас всех уволили. Да, всего хорошего.
— Шеф, он вас еще не достал? — поинтересовался Натс, внося стопку бумаг. — Тут очередные доклады по делу Коко.
— У Ферреро слишком большое влияние в этом городе, — пожал плечами Марс и тут же посерьезнел, — Да, отлично. Надеюсь, вы помните, что вам нужно сделать.
— Да, шеф, — кивнул Натс и вышел, аккуратно притворив за собой дверь.
Марс опустил голову, массируя виски. Коко положительно заслуживает если не смерти, то самого тяжелого наказания. Он понимал, что его ребята выкладываются на полную, и иногда ему отчаянно хотелось заехать кулаком в холёные рожи проклятых аристократов вроде этого Ферреро, которые смеют ему что-то доказывать про «лень и бесполезность».
Но пока ему оставалось только надеяться, что они действительно найдут эту мерзавку и упекут в камеру лет на десять. Чтоб наверняка.

— Кит, будь другом, закажи пиццу, — окликнул Сникерс напарника. — Мне без анчоусов.
— Тогда уж и кофе пусть заодно принесут, — дополнил заказ старший из близнецов Твикс. — С сахаром.
— И немного орехов, — добавил Натс, не отвлекаясь от работы. — Кузя проголодался.
— Какой, к черту, Кузя? — округлил глаза Кит Кат. — Он, что, здесь?
— Они слишком соскучились по мне вчера, пришлось сегодня взять их с собой, — как ни в чем не бывало пожал плечами Натс. Из-за его ноутбука действительно выглянула белка, а вторая показала свою хитрую мордочку откуда-то из рюкзака.
— Что, и Аленка здесь? — заржал Твикс-младший. — Эй, Нес, а ты своих кроликов случайно не привел?
— Кролики — они везде, — уныло ответил тот из-за стопки каких-то невразумительных документов. — Кролики — это квинтэссенция всего сущего, они — основа бытия, они...
— Заткнулись все, — возмутился Сникерс, когда стены кабинета сотряслись от взрыва хохота. — Мы работаем, ребята. Так вот, Кит, две пиццы— Натс, тебе с чем? — немного орехов, шесть порций кофе... Кажется, все. Верно?
— Да вы все охренели, — пробормотал Кит Кат, но все-таки поперся к телефону делать заказ.
— Кстати, ребят, Коко новых писем шефу не писала? — спросил Твикс-старший. — Почему-то затихла в последнее время.
— Пока нет, — откликнулся босс. — После того, как похвасталась, что в очередной раз надула полицию, молчала.
— Мальчики, что новенького? —Баунти, личный секретарь Марса, вплыла в офис. Иначе и нельзя сказать — никто, кроме неё, не умел ходить так элегантно в настолько неудобной обуви.
— Детка, ты сегодня еще красивее, чем обычно, — подмигнул Сникерс. — Кстати, ты знаешь, что опоздала часа эдак на четыре?
— Дела, Сникки, дорогой, дела, — обворожительно улыбнулась она и направилась в сторону приемной Марса. — У тебя-то, видимо, до сих пор ничего важнее работы не нашлось?
— Родная моя, я совмещаю, как и ты, — расхохотался он. — Передавай Марсу, что сегодня ночью он был восхити-и-ителен, — последнюю часть фразы он почти пропищал, подражая женскому голосу, и под довольный смех сослуживцев вернулся за свой компьютер.
Баунти только загадочно улыбнулась и сообщила:
— Сник, милый, у Марса еще не настолько испортился вкус, — и, гордо покачивая бедрами, она вышла из офиса.

— Баунти, где ты была? — требовательно уточнил Марс, выходя в приемную, как только услышал, насколько изменилась обстановка в офисе. — Я же просил сегодня не опаздывать.
— Шеф, простите, так вышло, я обещаю, это в последний раз, — та скромно опустила глаза и затеребила подол слишком короткой юбки. — Увы, моя младшая сестричка...
— Баунти, прекрати, пожалуйста, — нахмурился Марс. — Не сейчас.
— Как скажете, — та тут же приняла деловой вид. — К сожалению, никаких новых сведений о Коко не поступало. С утра я заходила к синьору Гардену, чтобы выразить свое сочувствие. В приватной беседе он рассказал мне всё, что знал о похищении, но, помимо невнятных угроз вам и Коко, ничего нового. Также я посетила господина Тоблерона, его Коко посещала на прошлой неделе. Он ведет свое собственное расследование, я, как близкая подруга, спрашивала о результатах, увы, он тоже ничего пока не добилась. Мне очень жаль, шеф.
— Мне нужна информация, Баунти, и срочно, — покачал головой Марс. — Сегодня вечером зайдешь ещё к... к кому ты собиралась?
— К синьору Рафаэлло, — подсказала она.
— Да, к Рафаэлло, — подтвердил Марс. — Он тесно общается с Ферреро Роше, попытайся окольными путями узнать что-нибудь еще. Я на тебя рассчитываю, — подкрепив речь этой магической фразой, он вернулся в свой кабинет.
— Да, шеф, — Баунти кивнула и принялась скучающе рассматривать свой маникюр в ожидании какого-нибудь нового развлечения. И оно не замедлило последовать.
— Шеф! — в приемную ворвался Сникерс. — А, здравствуй, красавица. Мне к шефу.
— Извини, милый, он страшно занят и просил не беспокоить, — захлопала ресницами Баунти. — Зайди как-нибудь позже, хорошо? Часиков так через... двадцать. Идет?
— Милая моя, у меня очень важные новости, никак не могу, — развел руками Сникерс и, игнорируя раздражённый взгляд Баунти, постучал в дверь офиса.

— Шеф, — Сникерс ненадолго замялся. — Помните, я предлагал подключить к расследованию моего двоюродного брата, Орбита? Он работает в клинике у доктора Дирола, очень уважаемого человека...
— И, помнится, я запрещал тебе как-либо вмешивать его в это дело, — кивнул Марс. — И пообещал лишить премии, если ты нарушишь приказ. Ты все еще хочешь продолжать?
— Да, шеф, мне наше дело даже важнее премии, — храбро ответил Сникерс, стараясь не думать о том, что они с Натсом давно собирались переселиться в квартирку побольше.
— Говори уже, — чуть усмехнулся Марс. — Что узнал твой Орбит?
— Вы же знаете, у дока постоянно зависает один его пациент, Тик Так, богатенький паренёк такой, но очень болезненный. А Тик Так, как мне рассказывал Ор, какой-то дальний родич Рафаэлло, которого вот тогда грабили. А Рафаэлло...
— Заканчивай уже эти мексиканские страсти, — прервал его Марс. — И что Рафаэлло?
— Я же хотел сказать, но вы меня остановили, — обиделся Сникерс. — Так вот, Рафаэлло же любовник Ферреро Роше, а Ферреро Роше...
— Брат Гардена, знаю, говори уже! — вспылил Марс. — Что ты в итоге узнал?
— В общем, к Гардену утром заходила какая-то девушка, кстати, подозрительно похожая на нашу Баунти... — Сникерс сделал многозначительную паузу. — Шеф, погодите, я понимаю, что это очередная ваша многоходовка, но не в этом дело! Так вот, после того, как она ушла, Гарден заметил, что та тёмная фигура Коко, которую он тогда разглядел — помните, он рассказывал? — подозрительно смахивает на Баунти! Шеф?
Марс замолчал — Сникерс умел делать ошеломляющие открытия.
На самом деле ничего очень странного в этом факте не было. Гарден всегда считался в высшем обществе фантазёром и интриганом, и неизвестно, что за цель он этим преследовал. Да и фигура у Баунти, пускай и была вполне выдающейся, но вполне могла соответствовать фигуре неизвестной воровки. И, наконец, Гарден, скорее всего, вообще ничего не видел и все придумал, однако...
В голову некстати стали приходить мысли о том, что Коко постоянно узнает всю информацию из закрытого доступа. О том, что Баунти, как сотрудница, ни разу не обманувшая его доверия, имеет доступ к той же информации. О том, что она часто отсутствует на рабочем месте и ни разу еще при расследовании этого дела не принесла действительно важную информацию. Да, сплетни, слухи, разные детали, но... слишком уж Коко неуловима. Такого еще не было, да и вряд ли такое реально — чтобы Марс не мог кого-то поймать так долго.
— Сникерс, — наконец вынырнул он из своих размышлений. — Ты никому еще не говорил об этом?
— Нет, шеф, пока никому, кроме, — он снова запнулся, — Натса, но он не растреплет, вы же знаете.
— Хорошо, — Марс еще немного помолчал и заговорил, — Сникерс. Ты немедленно говоришь Орбиту, чтобы он прекращал шпионить, или я действительно лишу премии. Ты никому не говоришь и ни с кем, даже с Натсом, не обсуждаешь и не развиваешь то подозрение, которое только что высказал. Особенно ты молчишь при Баунти — упаси тебя Бог что-то не то сказать, Сникерс! Ты не копаешься в этом, не следишь за Баунти и полностью предоставляешь эту проблему мне. Если мы действительно сможем попасть на нужный путь... я не останусь в долгу. Теперь можешь идти, и не забудь, молчи обо всем этом.
— Есть, шеф, — Сникерс, почти не паясничая, вышел за дверь и тут же приветственно помахал рукой Баунти, встретившей его злым взглядом. — Крошка, прости, что ненадолго украл Марса у тебя, мы только договорились о свидании, вот и всё!
— А как же твой задрот-зоофил? Не обижается, что ты ему изменяешь? — мило улыбнулась Баунти в ответ. — Сникки, золотой мой, ты бы прекращал так усердствовать, мозоль еще где-нибудь натрешь...
— Зато тебе это точно не грозит — как говорится, разношенная обувь — самая удобная, — подмигнул Сник и вернулся в офис, насвистывая какую-то мелодию.
— Не завидуй! — прикрикнула Баунти ему вслед, стараясь сделать вид, что не закипает от злости.

— Натс, — Сникерс вытащил из ушей друга наушники. — Нам надо поговорить.
Они возвращались с работы по пустынным улицам — им опять пришлось остаться в участке допоздна, а в ту часть города, где они жили, автобусы так поздно не ходили. Да что там, они и рано не ходили.
Натс внимательно глянул на друга. Весь оставшийся день на работе тот выглядел странно притихшим, хоть все так же шутил и смеялся, но Натс не мог не заметить, что улыбки стали натянутыми, а выражение лица — задумчивым.
— Ты уходишь от меня к Марсу? — приподнял брови тот, выключая музыку. — Неужели шутки Баунти — на самом деле правда?
— Да, она сказала, что ты задрот-зоофил, я и решил, что мне нужен настоящий мужчина, — фыркнул Сникерс. — Слушай, Натс, такая херня. Помнишь, о чём я говорил тебе сегодня днем? Насчет Орбита?
— Помню, — осторожно согласился Натс. — Ты пошел рассказывать об этом Марсу и больше ничего не говорил. Он против?
— Он велел об этом не трепаться и не обсуждать даже с тобой, но об этом даже он не узнает, — Сникерс рассмеялся, — если твои белки, конечно, не его тайные агенты.
— Что ты, Кузя действительно давно за него, а вот Алёнка все еще за нас, — с серьезным видом, как всегда, съязвил Натс. — Но Кузя пока увлечён твоим плеером, так что можешь не волноваться, он нас не сдаст.
— Он его опять жрёт?! — Сник принялся лихорадочно рыться у себя в карманах и остановился только тогда, когда Натс, вздохнув, сообщил:
— Успокойся, я пошутил. Так что насчет Марса? Он сказал, что эта теория — бред, или все-таки воспринял что-то?
— Ты знаешь, Баунти он доверяет, а Гардену — точно нет, но, наверное, у него и раньше какие-то мысли мелькали на эту тему, — Сник поправил шарф и поглубже засунул руки в карманы — на дворе все-таки стоял февраль. — Поэтому он и захотел, наверное, обдумать все сам. Он запретил проводить какое-либо расследование самостоятельно, но мы же и не будем, верно?
— Сник, опять ты хочешь сделать все по-своему, — тоскливо отозвался Натс. — Почему ты все-таки считаешь, что Баунти — это Коко? Только потому, что она тебе не нравится?
— Натс! — возмутился Сникес. — Баунти, при ее хреновом характере, баба очень умная, она сможет спокойно обманывать и Марса, и нас всех, вместе взятых! Шеф ведь ей доверяет, постоянно дает какие-то спецзадания, о которых мы даже не подозреваем. Она очень любит бабло, да и роль эдакой авантюристки ей всегда нравилась. Помнишь, она тогда говорила? Мол, мы хоть и стражи закона, глупо, что нам платят гораздо меньше, чем имеют воры, которых мы ловим.
— Она такое нередко говорила, — пожал плечами Натс. — Раньше, правда. Когда она еще не связалась с...
— Тоблероном, — закончил Сникерс. — Эта достопочтенный герр, пусть и занимается законным бизнесом, явно себе на уме. Марсу она не нравится, он-то, наверное, сразу раскусил, кто она такая, а Баунти вполне могла на это повестись.
— Тогда они крутят эту аферы вместе с Тоблероном, он обеспечивает ей прикрытие, и, иногда, алиби, а Баунти делится: отдает часть денег и снабжает нашей информацией? — предположил Натс. — Ты прав, складно выходит.
— А Марс, который, хоть и наш прекрасный шеф, проницательный и умный, в Баунти влюблен без памяти — по нему это видно, хоть и скрывает, конечно, — Сникерс ухмыльнулся. Была забавно понимать, что даже у непогрешимого Марса есть свои слабости. — И, понятно, он её подозревать не хочет и многое потому спускает с рук. Она считает, что так будет продолжаться и дальше, а потом...
— А потом на деньги, которые она сейчас награбит, она найдет себе богатого хахаля из тех аристократов, с которыми она сейчас постоянно общается — хоть того же Гардена — и свалит отсюда на Гавайи, — закончил Натс.
— Мы самые умные копы во всем городе, — самодовольно сообщил Сникерс. — Натс, мы должны найти доказательства и убедить в этом Марса.
— Найдем, — подтвердил тот. — Сник, но учти, забирать премию Марс будет у тебя. Кузе и Аленке давно пора перейти на лучший корм...
— А нам давно пора переехать! — заржал Сникерс, открывая дверь квартиры и вынимая верхнюю одежду. — Чувак, подожди меня, я сейчас в душ схожу. Если хочешь, можешь со мной, — предложил он.
— Хочу, — подумав для вида, согласился Натс. Не дурак же он отказываться.

На следующий день на работу опоздал Марс. Пока он проходил в свой кабинет через офис, там стояла гробовая тишина — все привыкли, что раньше шефа не приходит никто. Баунти пока, конечно, не было, но все остальные, даже Твикс и Сникерс, давно были на месте, разве что Несквик так и не пришел, прислав очередное смс о страшных кроликах.
— Мне кажется, у него какие-то проблемы, — глубокомысленно заметил Натс, едва дверь за ним закрылась.
— Его, беднягу, видать, совсем это дело подкосило, — покачал головой Твикс-старший. — В отпуск бы ему.
— Ему давно отсюда пора уволиться, — не замедлил подключиться его брат. — Из него получится отличный наркобарон, босс какой-нибудь мафиозной семьи или хотя бы глава компании...
— Но никак не шеф захудалого полицейского участка, — согласился Сникерс. — Зачем он вообще здесь работает?
— Жажда справедливости? — предположил Кит Кат. — Мало ли, что у него в голове крутится.
— Ты еще скажи, молодой был, наивный, захотел сделать мир лучше, — фыркнул Натс. — Шеф серьёзный человек, не думаю, что...
— Опять шефа обсуждаем, ребятки? — весело прощебетала Баунти, заходя — нет-нет, выплывая! — в офис. — Сказать ему, что ли?
— Как будто он узнает о себе что-то новое, — фыркнул Твикс-младший. — Я, например, удивляюсь, как он вообще тебя терпит — с твоим характером, вечными опозданиями и...
— Не твое дело, дорогой, — рассмеялась Баунти. — Смотрите, не заработайтесь тут, — шутливо добавила она, улыбаясь и закрывая за собой дверь приемной.
Все мысленно поблагодарили отличную звукоизоляцию в офисе и продолжили обсуждение.
— Словом, я буду рад, если шеф увидит, что она собой представляет, — подвел итоги Кит Кат.
Сникерс задумчиво кивнул, соглашаясь и размышляя о чем-то своем. Натс только бросил на друга чуть недовольный взгляд, но от комментариев воздержался.

— Шеф, мы тут, — сообщил Сникерс, заходя в кабинет Марса вместе с Натсом. — Вы что-то хотели?
— Дверь прикрой, — поморщился тот. — Да, хотел. Сегодня после работы вы оба остаетесь здесь, сверхурочные я выдам. Нам предстоит одно дело.
— То, что мы обсуждали? — насторожился Сник. Натс пока благоразумно помалкивал.
— Неважно, — отрезал Марс. — Мне пришло новое письмо от Коко.
Он вытащил распечатку и ничего не выражающим тоном зачитал:
«Милый мистер Марс, я снова вас обыграла!
Поверьте, вам осталось не так долго меня терпеть. Сегодня ночью я собираюсь устроить одно из самых ярких своих ограблений: я наведаюсь в гости к синьору Ферреро Роше. Интересно, он будет рад меня видеть?
С нетерпением жду вас и ваших людей! Надеюсь, вы меня не подведёте.
Чао!
Коко»
— Пришло сегодня, в пятнадцать часов, тридцать три минуты. Вопросы будут?
— Нет, шеф, все предельно ясно, — пожал плечами Сникерс. — Остальным говорить?
Марс отрицательно качнул головой:
— Пока нет. Что у них там?
— Они слишком заняты, пришел Несквик, да и он немного... не в себе, — честно ответил Сникерс. — Вы хотите провести операцию тайно даже от остальных?
— Баунти здесь? — Марс, конечно, и не подумал ответить на вопрос.
— Ушла на обед двадцать минут как, пока еще не вернулась, — покачал головой Сник. — Все-таки подозреваете?
— Я же сказал, не здесь, — в голосе Марса явственно почувствовались стальные нотки. — Сникерс, Натс, остаётесь здесь, позже я все объясню.
— Есть, шеф, — почти одновременно отозвались те.

— И тогда они набросились на меня, всей стаей, — слабым голосом повествовал Несквик. — Мне пришлось взять в руки меч, который висел на стене, и я стал храбро сражаться, но их было больше. Наконец, они повалили меня на пол...
— Почему у нас вечно творится какой-то пиздец? — вполголоса заметил Сник, пробираясь к своему столу. — Я бы сам отсюда давно ушёл. Как Марс нас только терпит?
Натс философски пожал плечами, открывая ящик стола, заботливо устланный фетром, в котором спали Кузя с Аленкой.
— У каждого свои слабости, — добавил он.

— Эй, ребята, вы снова собираетесь оставаться здесь на всю ночь? — осведомился Кит Кат, подбрасывая на ладони ключ от офиса. — Оставлять?
— Оставляй, — кивнул Натс. — Мы завтра придем пораньше.
— Понимаешь, у нас очень тонкие стены и очень ворчливые соседи в квартире, — заржал Сникерс.
— Развлекайтесь, если Марс не против, — фыркнул Кит, перебросил ключ Натсу и вышел, добавив: — приятно провести время!
— Спасибо, — натянуто улыбнулся Натс и раздраженно глянул на Сникерса, но тот только невинно развел руками, мол, маскировка.
— Надеюсь, вы уже закончили? — уточнил Марс, заходя в офис. — Ко мне в кабинет.
Как только они зашли туда, а шеф удобно устроился за своим столом, опустив подбородок на переплетённые пальцы, Сникерс рискнул спросить:
— Так что там за операция?
Марс немного помолчал, оглядывая обоих оценивающим взглядом.
— Баунти об этом не знает, — наконец, сообщил он. — Никто из сотрудников нашего отдела — тоже, нам придется работать втроём.
— Шеф, вы уверены, что мы справимся? — с сомнением уточнил Натс. — В конце концов, если это действительно Баунти, то из-за недостатка информации она может не явиться.
— Я ей дал кое-какие ложные факты, — пожал плечами Марс. — Она поверила. Словом. С Ферреро Роше я уже договорился, он сообщил, что у него дома полно драгоценных вещей, но, скорее всего, Коко польстится на какую-то фигурку в виде золотого шарика — он нам покажет. В десять часов мы укроемся у него в доме, также он пообещал нам выделить помощь из своей личной охраны, но все исключительно тайно. Там... придется действовать по ситуации, но в этот раз мы не должны отпустить ее.
— Шеф, мы постараемся не подвести вас, — кивнул Сникерс. — Жаль только... если это, правда, она.
На секунду Марс стал почти человечным — его лицо исказилось странной гримасой, а плечи чуть опустились. О безграничной любви Марса к Баунти знали все, но толком никто не имел случая убедиться. Он по-прежнему прощал ей многое, но предательство в его понимании было худшим из грехов. А вор должен сидеть в тюрьме, — этой своей заповеди Марс не изменял.
Поэтому в следующее мгновенье перед ними опять был их хладнокровный лидер.
— Даже если это она, она получит то, что заслужила, — жестко подвел итог он.
— Как скажете, шеф, — откликнулся Сникерс, и оба вышли — готовиться к операции.

— Трое — дежурить возле кабинета, пятеро — держать комнату со статуэткой, остальные — окружить дом по периметру, — раздавал указания Марс вызванной группе захвата. — Натс, Сникерс — к группе со статуэткой.
План был продуман до малейших деталей и не должен был дать сбой. Марс вполне ясно осознавал, что это последний шанс — иначе Коко сразу обо всем догадается, и поймать её станет невозможно. Да и некого будет ловить — уедет и исчезнет.
Думать о Баунти не хотелось. Марс отогнал ненужные мысли и отправился патрулировать самые опасные места.

— Парни, это она, — шепнул Натс, указывая на тень, которая двигалась в конце коридора. — Не может быть никто другой.
— Быстро исчезли из поля ее видимости, — скомандовал Сникерс, неслышно заходя за постамент со статуэткой. — По сигналу — включаем фонари и блокируем все выходы. Мы не можем ее упустить.
Коко тем временем приближалась все ближе, теперь ее заметили уже все.
— Сник, это все-таки Баунти, — еле слышно шепнул Натс тому на ухо. — Только она так ходит, помнишь?
Тот напряженно кивнул и сжал в руках пистолет. Наверное, он еще никогда так не волновался на операции.
Вот она уже в нескольких метрах, вот подходит к двери, вот зашла в комнату...
— Руки за голову, это полиция! — оглушительно заорал Сник, выныривая из своего убежища и прицеливаясь, пока ребята Ферреро окружали их и закрывали двери и окна.
Натс тем временем беззвучно подошел сзади и, прежде чем Коко обернулась, защелкнул на ее руке браслет наручника.
— Бежать некуда, — сухо сообщил он. — У вас есть право хранить молчание, право на...
— Не затрудняй себя, Натс, я и так отлично знаю все эти права, — рассмеялась Коко и стянула маску.
Конечно, это была Баунти.

— Марс, — тихо окликнула она сидящего рядом, когда полицейские уже посадили ее в машину. — Марс, ты же меня не простишь?
Тот молчал, даже не обернувшись на ее голос.
— Шеф, можем ее осторожно заткнуть, — со смешком предложил Сникерс. — Чтоб не сбивала с толку.
— Сник, помолчи, — одернул его Натс.
— Как скажешь, — закатил глаза его друг.
Марс, сидящий впереди, по-прежнему молчал. «Наверное, ему очень больно», — запоздало сообразил Сник, с сочувствием глядя в неизменно прямую спину и пытаясь представить себя на его месте. Что бы он делал, если бы Натс оказался предателем, вором, если бы обманывал его? «Заставил бы его поделиться и свалил бы нахер отсюда»,— тут же нашелся ответ. — «Но шеф же не я, он совсем из другого теста...»
Как только машина доехала до участка, а Баунти сопроводили в кабинет Марса, тот жестом попросил всех выйти. Натс и Сник, не удивившись, повиновались — наверное, тем двоим было, что обсудить наедине. А из рук Марса она точно уже никуда не сбежит.


— Баунти, я говорю с тобой в последний раз в отчасти неофициальной обстановке, — сообщил Марс, разглядывая сидящую напротив воровку. — Поэтому хочу тебе задать один вопрос — зачем?
— Это все Тоблерон, — выпалила Баунти, давно растеряв всю свою уверенность и самодовольство.
Из ее сбивчивого рассказа Марс узнал, что Баунти, постоянно отирающаяся в высших кругах, знала господина Тоблерона достаточно давно. Во время одной из вечеринок он предложил ей помочь провернуть одно забавное дельце — она ведь работает в полиции, у неё наверняка будет очень важная информация. Баунти, конечно, отказалась, но как только узнала, какую сумму ей сулит даже неудача, от её размышлений не осталось и следа.
— Я хотела, чтобы мы прекратили здесь работать, — оправдывалась она. — Марс, я ведь тебя люблю и делала это ради тебя!
— Баунти, ты ведь не дура, — со вздохом отвечал тот. — Продолжай.
Как Марс и догадывался, Тоблерон обеспечивал Баунти прикрытие и полностью снабжал её деньгами на все нужды. Сам Тоблерон делал вид, что ведёт своё расследование, передавая сведения через напарницу и пуская полицию по ложному следу.
Это дело должно было стать последним — если бы все сложилось удачно, Баунти утром сообщила бы Марсу, что получила наследство от тети — Тоблерон бы оформил нужные документы — и, получив на руки достаточно крупную сумму, уехала бы вместе с Марсом. Таким образом, все бы остались в выигрыше — Тоблерон получил бы сумму гораздо большую, нежели потратил, и убрал бы из города достаточно опасного полицейского, а Баунти устроила бы свою жизнь и освободилась от всякой зависимости. Но, к сожалению, сбыться этим планам не удалось.
Закончив, она замолчала. Марс тоже не спешил нарушать тишину.
Баунти он знал с детства и с этого же детства любил. Когда она, закончив школу на тройки, собралась поступать вместе с ним в полицейскую академию, Марс был удивлен, но, пожалуй, счастлив, поэтому безропотно давал ей списывать конспекты и помогал на экзаменах. Когда Баунти стала работать вместе с ним, он уже ничему не удивлялся и поэтому даже умудрялся прощать ей все опоздания и провалы — он верил, что, пусть отчасти, но его чувства взаимны.
И вот теперь ему приходится осознавать, что она его предала. По правде говоря, осознание это было чертовски неприятным.
Баунти все это время молчала, настороженно за ним наблюдая.
— Шеф? — наконец, негромко окликнула она.
Марс вдруг резко встал и повернулся к ней спиной, глядя в окно.
— Ты действительно преследовала только эти мотивы?
— Да, шеф! — чуть нервно ответила она. — Дело ведь было вовсе не в деньгах!
— Значит, виной твоих преступлений являюсь я? — продолжал Марс.
— К чему ты клонишь? — переспросила Баунти. — Нет, конечно, но...
— А все-таки? — Марс чуть повернул голову — выглядел он совсем пугающе. — Подумай лучше, родная.
— Шеф! — Баунти вскочила и попятилась к стене, чувствуя, как по спине проползает холодок. — Если ты того хочешь — то да, ты был причиной преступления! Доволен?
— Отлично, — в его голосе явно послышался скрытый триумф. — Баунти, ты отлично знаешь мои принципы, верно?
— Есть такое, — подтвердила она, все еще не понимая, к чему он ведет. — Вор должен сидеть в тюрьме и все такое. Не думай, я и не надеюсь, что ты меня отпустишь, — в ее голосе проскользнула нотка сожаления.
— Что такое, по-твоему, тюрьма? — задал очередной вопрос Марс.
— Место ограничения свободы для преступников, — пожала плечами она.
— Верно, — зачем-то подтвердил Марс. — Ограничение свободы. Для преступников. А теперь хорошо подумай и скажи, как думаешь, надолго тюрьма ограничит твою свободу, преступница?
— Тоблерон, конечно, обещал меня вытащить в случае чего и даже заверил это письменно... — с сомнением проговорила она. — Но если бы он и не исполнил обещание, выбралась бы сама! Не проблема.
— Значит, тюрьма тебе не поможет, — подытожил Марс. — Единственное, что приходит ко мне в голову в такой обстановке...
Он резко обернулся; на его губах играла довольная усмешка.
— Собирайся, Баунти. Лазить по окнам еще не разучилась?
— Шеф... — недоверчиво пробормотала Баунти, в упор глядя на него. — Ты не врешь, но почему так делаешь?
— Вор должен сидеть в тюрьме, — напомнил Марс. — А мое присутствие страшнее Алькатраса — уверяю тебя, ни сбежать, ни взяться за старое ты не сможешь. Так что собирайся, у нас нет времени. И последний вопрос... Гавайи или Шри-Ланка?

Утром Сникерс с Натсом, сонные, но довольные, ехали в офис, обсуждая, что Марс сделал с Баунти.
— Не повезло все-таки им, грустная история, — согласился Сник. — Как хорошо, что у меня нет таких строгих принципов, как у Марса!
Натс чуть улыбнулся, открывая дверь.
— Наверное, их тут уже давно нет? — предположил он. — Но, если не ошибаюсь, шеф оставил записку.
«Натс, Сникерс. Возникли некоторые обстоятельства, требующие моего срочного отъезда. Сверхурочные и премия начислены.
Марс.
Не скучайте без нас, дорогие! И не ждите ближайшие пару лет!»
Оба синхронно уставились друг на друга.
— Он... ради Баунти... предал свое дело? — ошеломлённо переспросил Сник, не веря в увиденное. — Марс... Марс — настоящий мужик.
— Смотри, — Натс указал на нижний правый угол письма.
Там были нарисованы два кокосовых ореха и небольшой островок с пальмой посередине. Похоже, Марсу действительно было наплевать на то, что о нём скажут.
— Ну, они сделали, что хотели, — подвел итог Сникерс. — И, по-моему, они будут счастливы.
— Наверное, — подтвердил Натс, с легкой улыбкой поглядывая на друга. — Наверное.

@темы: PG-13, WTFC-13, Автор: Рина Ли, Баунти, Гет, Классик!АУ, Марс, Миди, Натс, Романс, Сникерс, Фанфики, Экшн

URL
   

Архив Ассорти

главная